Новости ИПЕМ - Электроэнергетика

Конкуренция не является эффективной моделью организации экономических отношений в электроэнергетике

Пресс-релиз от 18 июня 2009 года

Сегодня Генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрий Саакян выступил с докладом «Новые границы конкуренции в электроэнергетике» на 6-ом Международном форуме «Российская электроэнергетика», который прошел в Москве.

В своем докладе Юрий Саакян проанализировал итоги реформы электроэнергетики в части развития конкурентных отношений на оптовом и розничных рынках электроэнергии, а также в части развития электросетевого комплекса. Год, прошедший с окончания реформы, вкупе с экономическим кризисом позволяют сделать вывод о том, что конкуренция не является наиболее эффективной моделью организации экономических отношений в отрасли.

Реформа электроэнергетики в России по-своему уникальна. Только в России реформа являлась механизмом привлечения средств в экстренное развитие отрасли. Не секрет, что либерализация электроэнергетики была необходима, прежде всего, для создания соответствующей инвестиционной привлекательности отрасли. Однако либерализация рынка электроэнергии вовсе не означает появления реальной конкуренции на рынке. А без конкуренции невозможен и положительный эффект от либерализации, который был обещан реформаторами: снижения издержек и соответствующего снижения цен - т.е. именно того, чем «либеральная модель» в теории должна в лучшую сторону отличаться от модели «естественной монополии».

Одним из основных условий создания конкурентных отношений на любом рынке является отсутствие доминирования. И если брать Россию в целом, т.е. единый оптовый рынок электроэнергии, то множество продавцов и отсутствие доминирования на рынке электроэнергии обеспечивается в полной мере. Однако частью выделенных из РАО «ЕЭС России» компаний владеют одни и те же собственники. Например, Газпром, которому принадлежит контроль в ОГК-2, ОГК-6, ТГК-1 и Мосэнерго. Доля энергокомпаний Газпрома на рынке составляет уже 17%. Расчет влияния на рынке по отдельным собственникам дает совершенно иную картину: доминирование Газпрома и государственных энергокомпаний.

Однако даже такая оценка доминирования на рынке по стране в целом не является корректной ввиду наличия инфраструктурных ограничений. Для целей антимонопольного регулирования ФАС России оценивает доминирование поставщиков на рынке электроэнергии по зонам свободного перетока мощности. Абсолютно во всех зонах превышен установленный в Федеральном законе «Об электроэнергетике» порог доминирования в 20%, т.е. к любой из соответствующих компаний формально могут применяться меры антимонопольного регулирования.

Однако рынок электроэнергии в России построен таким образом, что факторы отсутствия или наличия конкуренции, в конечном счете, вообще мало сказываются на ценообразовании. В конечном счете, от постреформенной либерализованной электроэнергетики ждали снижения цен, однако даже кардинальное снижение спроса не привело к снижению цен для потребителей.

В то время как на оптовом рынке цены упали, на розничных рынках стоимость электроэнергии для потребителей наоборот значительно выросла. Все дело в сложности реализации прямой трансляции цен на розничные рынки. Розничный рынок в России вообще устроен так, что повышение цен на НОРЭМ откликается ростом цен в рознице. Снижение цен на НОРЭМ выгодна лишь малой части крупных потребителей, а для остальных цены снова растут.

В Европе на создание адекватных ценовых взаимосвязей между оптовым и розничными рынками тратились огромные государственные деньги, в первую очередь на субсидирование установки систем коммерческого учета электроэнергии у потребителей.

Также Юрий Саакян отметил, что реформа отразилась не только на условно конкурентных видах деятельности, таких как генерация и сбыт электроэнергии, но и на тех, которых либерализация не коснулась. Потеря эффекта от масштаба приводит к резкому росту цен и в этих секторах и дискриминации некоторых групп потребителей.

В электросетевой комплекс реформа принесла, прежде всего, плату за технологическое подключение к электрическим сетям, размер которой в России самый высокий в мире.

В отличие от России, где новые абоненты вынуждены полностью оплачивать развитие сети, например, в Скандинавии подобная плата взимается только в случае, если подключение сопряжено с существенными издержками, не предусмотренными в инвестпрограмме - это, прежде всего, элемент энергетической политики, позволяющий оптимизировать размещение энергоемких производств за счет дифференциации размера платы.

В рамках либерализации рынка электроэнергии одним из основных решаемых вопросов является ликвидация перекрестного субсидирования. Однако плата за технологическое присоединение льготных категорий потребителей дает новый виток этому понятию, причем компенсация выпадающих доходов электросетевых компаний от этого не предусмотрена.

Огромное количество проблем и недоработок в рамках взимания платы за техприсоединение побуждает искать новые механизмы соответствующего финансирования электросетевого комплекса. Идеология введения RAB - обеспечение условно бесплатного техприсоединения и осуществления инвестиций за счет дорогой электроэнергии. По предварительным оценкам тариф на передачу электроэнергии при переходе к RAB должен вырасти в 6-8 раз. RAB неплохо себя зарекомендовал в других странах, однако в России уже существуют потребители, которые подключились в промежуточный период, т.е. заплатили плату за техприсоединение. Для них исключительных льготных условий по тарифу на передачу электроэнергии, который неизбежно должен вырасти, не предусмотрено.

Либерализованные рынки электроэнергии имеют свои преимущества и свои недостатки. Но недостатки проявляются сразу, а вот преимущества только при надлежащей реализации самой идеи либерализации. В любом случае негативный эффект от потери масштаба при разделении естественной монополии отражается ростом цен и тарифов для потребителей.