Новости ИПЕМ - ТЭК

Россия должна пожертвовать монополией на поставку центральноазиатского газа в Европу ради гарантий долгосрочных поставок газа из этого региона

Пресс-релиз от 24 октября 2007 года

Сегодня эксперт-аналитик отдела исследований газовой отрасли Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Алексей Белогорьев выступил с докладом, посвященным будущему газовых потоков в Центральной Азии, на Второй Международной Энергетической Неделе (МЭН - 2007), которая проходит в Москве 23-26 октября 2007 г.

Эксперт ИПЕМ пояснил, что исторически сложившаяся экспортная газотранспортная инфраструктура Центральной Азии более чем на 80% ориентирована на поставки газа в Россию или через ее территорию (по системе «Средняя Азия-Центр», «Бухара-Урал» и др.). Для России это означает возможность долгосрочного покрытия внутреннего дефицита газа, устранение конкуренции между Россией и республиками Центральной Азии на европейском рынке и подкрепление экономического и политического влияния России в регионе.

Сегодня становится всё более заметным, что основное соперничество в Центральной Азии идет не между Россией и ЕС, а между Россией, ЕС и КНР. Также в этой борьбе принимают участие страны Ближнего Востока и Южной Азии. С каждым годом России будет всё труднее удерживать контроль над транспортировкой и экспортом центральноазиатского газа. Для Туркмении, Казахстана и Узбекистана нефть и газ являются основой национальной экономики и растущего международного авторитета. Они стремятся, с одной стороны, к заключению наиболее выгодных для себя контрактов, с другой стороны, к сохранению независимости, а значит равноудаленности от всех внешних сил, включая Россию. Справедливости ради следует отметить, что соперники России в Центральной Азии также испытывают множество трудностей. Среди них: отсутствие готовой инфраструктуры, необходимость огромных начальных инвестиций, значительные политические риски.

По мнению Алексея Белогорьева, совершенно очевидно, что регион с текущей суммарной добычей газа 141,5 млрд куб. м (данные BP за 2006 г.), внутренним потреблением не менее 59% от суммарной добычи и, соответственно, экспортными возможностями не более 58 млрд куб. м не способен одновременно поставлять газ даже половине желающих. А общий объем имеющихся на сегодняшний день официальных и неформальных заявок суммарно уже превышает 235 млрд куб. м/год.

Таким образом, сегодня Туркмения, Узбекистан и Казахстан решают принципиальный вопрос о направлении своих экспортных газовых потоков. По оценке ИПЕМ, решение этого вопроса пройдет в два этапа. На первом этапе усилия будут направлены на диверсификацию экспорта и сосредоточатся на устранении монопсонии России в газовой сфере. На этом этапе, который может продлиться до 2013-2015 гг., Россия в ущерб своему положению монополиста при экспорте туркменского, узбекского и казахстанского газа должна поддержать своих центральноазиатских партнеров в их стремлении к диверсификации поставок, поскольку этот процесс носит объективный характер и отражает общемировые тенденции развития газовой отрасли. Однако взамен Россия могла бы получить дополнительные гарантии долгосрочных поставок газа из региона, а также сохранить опосредованный контроль над направлениями экспорта.

На втором этапе, после распыления поставок по нескольким транспортным коридорам и нескольким рынкам, перед центральноазиатскими странами встанет очень болезненный вопрос: о выборе основных направлений экспорта и, следовательно, экономической и политической ориентации.

По оценке ИПЕМ, основных направлений поставок объемом свыше 30-40 млрд куб. м может быть не более трех (например, Россия, КНР, Индия или Россия, ЕС, КНР или Россия, ЕС, Индия или КНР, ЕС, Индия и др.). России, в этой связи, необходимо занять ключевую роль в подобной тройке. Это особенно актуально, учитывая ожидаемое увеличение дефицита газа внутри России и увеличение роли импортных закупок. При этом основным гарантом оптимистичного сценария для России является опережающее по сравнению с конкурентами развитие единой газотранспортной инфраструктуры на основе большого задела, оставшегося в наследство от СССР, взаимопроникновение в добычные и экспортные проекты с газовыми компаниями региона, а также проведение согласованной политики в энергетической сфере.