Публикации - Железнодорожный транспорт

Смогут ли Казахстан и Россия «поделить» рынок Юго-Восточной Азии?

Как сообщает Курсивъ, в Союзном договоре Евразийского экономического союза (ЕАЭС) было прописано только условие о транзитной перевозке угля через РФ по внутрироссийским ставкам, а вот вопрос по размеру квот на перевалку казахстанского угля через российские порты так и остался нерешенным. В ИПЕМ считают, что допуск транзита угля по территории России должен сопровождаться ответными шагами со стороны Казахстана в части инвестиций в развитие железнодорожных путей и портовых мощностей.

10 апреля российский Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) опубликовал результаты исследования по вопросу транзита казахстанского угля через российскую инфраструктуру. По мнению специалистов ИПЕМ, транзит дополнительных 14 млн т угля – а именно такой объем был взят в расчет – из Казахстана по российской территории приведет к совокупным потерям в ВВП РФ вследствие ограничения добычи угля в РФ в 10 млрд рублей. Это произойдет на фоне замещения объема российских углей на казахстанские при возможном транзите угля из Казахстана через порт Усть-Луга (Ленинградская область), порт Мурманска и порты Дальнего Востока.

При этом отдельные участники российского рынка все-таки выиграют от перевозки дополнительных объемов казахстанского угля. В частности, ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) получит дополнительную выручку в размере 13,4-15 млрд рублей в год в зависимости от направления перевозок. Дополнительный доход от транзита казахстанского угля получится в том числе за счет наращивания дальности перевозок, поскольку РЖД будет принимать грузы практически на казахстанско-российской границе.

Когда допуск невозможен

Особое ударение в своем исследовании в ИПЕМ сделали на опасности транзита казахстанского угля в порты Дальнего Востока.

«Как показал расчет ИПЕМ, допуск транзита угля из Казахстана в порты Дальнего Востока на текущий момент невозможен с технологической точки зрения. Данное направление полностью загружено и включение грузовой базы из Казахстана возможно только за счет замещения существующих объемов перевозок российского угля», – считают в ИПЕМ.

В ИПЕМ предлагают направить транзит казахстанского угля в Европу. «Более целесообразным, по оценкам ИПЕМ, является направление транзита угля из Казахстана в сторону портов Северо-Запада – в Мурманск и Усть-Лугу. Допуск новой грузовой базы создаст дополнительную нагрузку на инфраструктуру (для перевозок потребуется дополнительно 2 858 поездов в год и 13,9–15 тыс. грузовых вагонов). Доля угля в структуре перевозки грузов ОАО «РЖД» вырастет на 1 п.п. – до 29,5%», – сообщается в исследовании.

Кому и куда вкладываться?

«На данный момент существенных выгод от транзита угля из Казахстана для России нет, но будет создана дополнительная нагрузка на транспортную инфраструктуру. Допуск транзита угля по территории России должен сопровождаться ответными шагами со стороны Казахстана в части инвестиций в развитие железнодорожных путей и портовых мощностей. При этом, в случае разрешения соответствующего транзита, крайне важным является обеспечение недискриминационного доступа к инфраструктуре для обеих сторон», – сообщил генеральный директор ИПЕМ Юрий Саакян.

Экспорт казахстанского угля через балтийские порты РФ республике менее интересен, чем возможность поставки его через российские дальневосточные порты на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), полагает исполнительный директор республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец.

Он отметил, что казахстанской стороне действительно предложили вкладываться в ОАО «Порт Восточный» на Дальнем Востоке, но эти условия неприемлемы.

«Нам предложили вариант вхождения в долю там – в Восточном. Но там неприемлемые условия», – сообщил он «Къ».

Вопрос по квотам на перевалку транзитного казахстанского угля через российские порты Николай Радостовец предлагает решить на ближайшем заседании межправительственного совета ЕАЭС, который, по его информации, пройдет в мае.

При этом Николай Радостовец отмечает, что в РФ работают поставщики угля, в частности кузбасского, которые, в случае наращивания экспорта казахстанского угля через дальневосточные порты, выступают прямыми конкурентами казахстанским поставщикам. В данном случае против поставщиков Казахстана будет играть ограниченная пропускная способность Транссибирской магистрали и нехватка грузовых вагонов.

По подсчетам АГМП, через порты Дальнего Востока казахстанские угольные компании могли бы поставлять в страны АТР 7–10 млн т угля в год.

«Я считаю, что это не такие большие объемы», – полагает исполнительный директор АГМП. Он отмечает, что в случае одностороннего прекращения перевалки казахстанского угля через российские порты отечественным экспортерам придется продавать уголь прямо возле порта и вдвое дешевле. Поэтому, по его словам, сначала надо договориться о квотах в портах, а уж потом говорить о возможности вложений в портовую инфраструктуру.

«По российскому законодательству, мы сами ничего не можем построить вблизи, потому что существуют ограничения, а то, что нам предлагают выкупать там – это как бы увод разговора в сторону, потому что надо двигаться по решению межправсовета, а уже потом, имея соглашение, имея какую-то уверенность в будущем, прорабатывать какие-то вопросы о совместной собственности», – сказал Николай Радостовец.

Варианты решения

В настоящее время экспорт казахстанского угля через дальневосточные порты РФ уже идет, но исполнительный директор АГМП считает, что у казахстанской стороны «нет никакой уверенности» и ее «в любой момент могут подвинуть и сказать: мы не будем продвигать эти грузы». В этом случае Казахстану придется спешно искать другие рынки сбыта и другие транспортные маршруты.

Николай Радостовец отметил, что казахстанская сторона уже готовит соответствующие документы для майского межправсовета и готова отстаивать интересы на самом высоком уровне.

«Мы, конечно, будем просить главу государства, чтобы подключиться, потому что он в курсе и в таких вопросах всегда помогал, потому что у нас этот вопрос имеет стратегический характер. У нас контракты не могут быть на месяц на экспорт угля. Контракты годовые, а то и более», – сказал он, отметив, что в Союзный договор нужно будет добавить 2–3 абзаца.

Николай Радостовец при этом напомнил, что на экспорт в АТР идет уголь мелкой фракции, то есть практически пыль, которая используется в производстве косметики и фармацевтики. Эти поставки жизненно важны, поскольку крупную фракцию традиционно для бытовых нужд покупает население РК, а мелкую тоже нужно продать. «Население берет крупную фракцию. Если мы сокращаем объемы, то, естественно, мы и крупной фракции меньше будем выдавать. Поэтому продажу угля на экспорт точно нужно стимулировать, и не надо думать, что это плохой экспорт. Это очень хороший экспорт сейчас. Пока мы нашли рынок и пока это востребовано», – считает он.

Перспектива есть?

В свою очередь президент АО «Шубарколь комир» Андрей Сафронов сообщил «Къ», что в 2017 году через российскую станцию Находка в Японию было отгружено более 89 тыс. тонн угля. По его мнению, дальневосточные порты являются одним из перспективных направлений экспорта в связи с растущим спросом на уголь в странах Юго-Восточной Азии.

«В дальневосточном направлении АО «Шубарколь комир» может на 3,2 млн тонн в год нарастить экспорт угля на такие перспективные и востребованные рынки, как Япония, Южная Корея, Тайвань, Малайзия и Филиппины. Такой объем не создаст конфликта интересов с российскими экспортерами. Однако доступ к услугам перевалки в порту АО «Порт Восточный» для казахстанских экспортеров отсутствует ввиду полной загрузки мощностей российской экспортной продукцией и приоритетности перевалки российских грузов», – отметил он.

Вместе с тем, добавляет Андрей Сафронов, ввиду загруженности мощностей действующих угольных терминалов на Дальнем Востоке, а также дефицита мощности российских железных дорог на дальневосточном направлении, шубаркольскому углю сложно конкурировать с кузбасскими производителями в вопросах получения доступа на рынки стран АТР через дальневосточные порты РФ.

Всего «Шубарколь комир» планирует экспортировать в 2018 году около 7,1 млн тонн угля. Для сравнения, в 2017 году на экспорт было направлено 5,8 млн тонн. По итогам первого квартала текущего года было экспортировано более 1,7 млн тонн. В 2018 году компания планирует добыть более 12,1 млн тонн. За первый квартал текущего года добыто 2,9 млн тонн.

В целом АО «Шубарколь комир» заинтересовано в расширении реализации продукции через все российские угольные порты. Так, важным для экспорта шубаркольского угля является вопрос гарантированного доступа к балтийским портам РФ.

«Перевалка экспортируемого в этом направлении угля уже несколько лет осуществляется через крупнейший на Балтике специализированный угольный терминал АО «Ростерминалуголь». Однако в европейских странах потребление угля сокращается. Это устойчивый тренд, который прежде всего связан с ужесточением экологического законодательства в странах Европейского союза и увеличением в них доли генерации энергии из возобновляемых источников», – сказал Андрей Сафронов.

В этой связи компания пытается диверсифицировать направления экспортных поставок, в частности через краснодарский порт Тамань. «Одним из направлений расширения транзита угля через РФ является выход на строящийся угольный терминал в порту Тамань», – сообщил Андрей Сафронов.

Жанболат Мамышев,

Курсивъ,

5 мая, 2018


Подписывайтесь и следите за новостями и публикациями ИПЕМ на официальных страницах в Яндекс.Дзен и Facebook!

 

Также по теме: