Публикации - ТЭК

ИПЕМ предупредит Госдуму о потенциальных рисках Парижского соглашения

Ратификация Парижского соглашения по климату в зависимости от сценария может создать риски для экономики России. В частности, введение углеродного налога способно повысить стоимость электроэнергии до 50% (для крупных промышленных потребителей, при условии активного развития ВИЭ – прим. ИПЕМ), а российским налогоплательщикам придется заплатить за реализацию положений документа до 3–4% ВВП в год. Такие выводы сделали в ИПЕМ, который по заказу Госдумы проводит исследование последствий ратификации документа. Придать юридическую силу соглашению в нижней палате планируют уже в ближайшее время.

 

Снять риски

При этом депутаты считают, что решение о ратификации Парижского соглашения по климату принималось правительством без учета мнения Госдумы. Как ранее заявляли некоторые из них (например, лидер фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов), таким образом кабмин хотел избежать неприятных вопросов.

Однако ратифицировать документ нижняя палата всё же намерена. Рассмотрение этого вопроса в ГД может состояться до конца нынешнего или в начале следующего года. Эту информацию подтвердил «Известиям» первый зампред думского комитета по международным делам Дмитрий Новиков. Перед принятием решения парламентарии заказали Институту проблем естественных монополий исследование для оценки социально-экономических последствий ратификации соглашения по климату.

Депутаты должны учесть все риски, которые могут возникнуть у российской экономики, пояснил «Известиям» зампред комитета по международным делам Алексей Чепа.

— К примеру, в разных странах сегодня существуют различные методики подсчета площади территории леса. В конечном итоге это влияет на оценку его поглощающей способности. Поэтому соглашение носит и экономический, и политический характер, — заявил парламентарий.

В техзадании к исследованию отмечается, что его актуальность обусловлена стратегическим характером соглашения, которое может отразиться на перспективах развития экономики и сохранения социальной стабильности в РФ.

 

Сокращение и рост

Как пояснили «Известиям» в Институте проблем естественных монополий, депутатам расскажут о рисках ратификации соглашения, но решение о принятии документа парламентарии примут самостоятельно.

По словам замдиректора института Александра Григорьева, один из рисков напрямую касается введения углеродного налога (этот пункт содержится в законопроекте о государственном регулировании выбросов парниковых газов, который готовится в рамках присоединения России к Парижскому соглашению).

И хотя Минэкономразвития на этой неделе решило отложить этот вопрос до запуска системы отчетности и мониторинга выбросов, в институте допускают, что правительство вернется к рассмотрению этой меры позднее.

Налог ощутимо ударит по карману простых россиян, считают авторы исследования (см. подробнее: доклад ИПЕМ «Риски реализации Парижского климатического соглашения для экономики и национальной безопасности России» 2016 года). Так, исходя из их расчетов, введение углеродного сбора в размере $15 за тонну эквивалента CO2 потребует от налогоплательщиков выплат в размере 3–4% ВВП в год.

Кумулятивный эффект от ввода налога и активного развития ВИЭ-генерации может привести к существенному росту цены на электроэнергию. Причем для крупных промышленных потребителей повышение, говорится в документе, станет очень существенным — вплоть до 40–50%.

Как отмечают ученые, основными объектами рисков станут отрасли с высокой энергоемкостью. В том числе это может коснуться электро- и теплоэнергетики, алюминиевой и нефтегазовой промышленности, черной металлургии, добычи угля, производств удобрений и цемента.

При этом данные отрасли — основа российской экономики, напомнили «Известиям» в институте. Например, в 2015 году ТЭК обеспечил 63% экспорта и 27% ВВП, а более 43% доходов федерального бюджета формируются за счет нефтегазовых компаний. Появление налога может стать причиной закрытия предприятий и ликвидации целых отраслей либо переноса издержек на потребителей, считают авторы исследования.

— Для наших геополитических и экономических конкурентов новые оковы для российской промышленности, безусловно, выгодны. Но это не понравится населению, так как грозит сокращением рабочих мест и увеличением стоимости электроэнергии и тепла. Так что минусы очевидны, а плюсы нет, — пояснил «Известиям» Александр Григорьев.

 

Идут лесом

Еще одной скрытой угрозой в Институте проблем естественных монополий считают несправедливый учет поглощающей способности российских лесов. Как отмечают ученые, на территорию РФ приходится около 20% мировой площади лесов, а сибирская тайга является одним из основных поглотителей CO2 в мире. Однако действующие международные методики это не учитывают.

Например, считается, что один гектар леса в Германии поглощает углерод в пять раз лучше, чем тот же гектар в России. Выше ценятся и породы деревьев в соседних Финляндии и Белоруссии. Всё это в конечном итоге сказывается на оценке вклада РФ в мировую эмиссию парниковых газов.

Поэтому в Институте считают целесообразным на национальном уровне утвердить и продвигать методики, которые будут учитывать поглощающую способность российских лесов. А при выборе действий по ограничению выбросов приоритет должен отдаваться «мягким» мерам, отличающимся низкими удельными затратами.

— Все страны по-разному участвуют в Парижском соглашении, тем не менее свои интересы они защищают. Ярчайший пример — Китай, который сформулировал свои обязательства по сокращению выбросов парниковых газов очень хитро: не в абсолютных значениях, в тоннах, а в удельных, относительно ВВП. А так как структура ВВП страны к 2030 году будет меняться, будет увеличиваться доля сектора услуг и так далее, он станет развиваться не за счет энергоемких отраслей. И это даст возможность КНР при сохранении прежних объемов производства в энергоемких отраслях спокойно выполнить взятые на себя обязательства, — отмечает Александр Григорьев.

Если говорить о России, то наша страна, по словам эксперта, обязательства по сокращению выбросов парниковых газов на 25–30% уже выполняет. Это обусловлено несколькими причинами: спадом производства в 1990-е годы и повышением энергоэффективности, которое произошло за счет модернизации — ввода новых мощностей в электроэнергетике.

 

Давить на газы

Однако в Минприроды напоминают и о плюсах присоединения к соглашению. В ведомстве «Известиям» заявили, что участие России в соглашении при условии сохранения заявленного уровня обязательств по ограничению выбросов парниковых газов не скажется отрицательно на ее экономике.

— Усилия РФ по укреплению глобального реагирования на угрозу изменения климата окажут положительное влияние на ускорение структурных сдвигов в национальной экономике в сторону технологической модернизации, увеличение доли несырьевого экспорта и повышение энергетической эффективности, — пояснили в пресс-службе ведомства.

Вместе с тем в Минприроды считают, что РФ должна учитывать свои национальные интересы и не применять модели углеродного регулирования, приводящие к увеличению необоснованной финансовой нагрузки на базовые отрасли экономики, росту затрат промышленности и ухудшению качества жизни и снижению благосостояния населения.

— В связи с этим необходимо отметить целесообразность детальной проработки подготавливаемого проекта федерального закона о государственном регулировании выбросов парниковых газов, обеспечивающего достижение целей РФ в рамках Парижского соглашения, — пояснили в пресс-службе.

Наталья Башлыкова,
«Известия»,
31 октября, 2019

 

Подписывайтесь и следите за новостями и публикациями ИПЕМ в Телеграм-канале!  

 

Также по теме: