Публикации - Электроэнергетика

Завершение программы ДПМ ТЭС: итоги

Эксперт-аналитик ИПЕМ Алексей Фаддеев выступил в рубрике «Эксперт-клуб» журнала «Энергия без границ», где рассказал об оценке результатов программы ДПМ и какими в долгосрочной перспективе должны быть механизмы обновления и строительства генерации в РФ:

Программу ДПМ можно охарактеризовать как не самый удачный подход к решению задачи модернизации отечественной генерации. С одной стороны, были достигнуты определённые положительные результаты. За счёт ДПМ генерирующие мощности увеличились на 26 ГВт, что составляет 11% современных мощностей в ЕЭС в целом и 16% от мощностей ТЭС.

При этом большая часть новых мощностей (74%) приходится на ПГУ, отличающиеся высокой эффективностью использования топлива. Во многом благодаря этому было обеспечено стабильное снижение удельного расхода условного топлива на ТЭС России (с 338 г у. т./кВт•ч в 2008 году до 306,2 г у. т./кВт•ч в 2019 году) и, как следствие, снижение углеродного следа российской электроэнергетики. При этом запущенная недавно программа модернизации ТЭС не содержит стимулов для столь же масштабного внедрения современного генерирующего оборудования.

Менее удачным следует признать эффект от программы ДПМ на энергетическое машиностроение. С одной стороны, программа создала рост спроса, но лишь на традиционные виды оборудования (паровые турбины, котлы, генераторы, электросетевую технику). Инновационное же оборудование, в силу отсутствия требований по внедрению и локализации, либо импортировалось (газовые турбины большой мощности), либо вовсе не использовалось (оборудование на суперсверхкритических параметрах пара). Таким образом, появление требований по локализации в программах модернизации ТЭС и ДПМ ВИЭ следует оценивать положительно.

Ключевыми недостатками программы ДПМ были её неконкурентный характер и недостаточный учёт интересов потребителей. Так, перечень объектов ДПМ был сформирован без какого-либо открытого конкурса. Мнение потребителей по поводу необходимости массового ввода мощностей и их территориальному распределению не учитывалось, а механизмы вывода из эксплуатации устаревшего оборудования вообще не были предусмотрены, что привело к двойному повышению цен (как за счёт собственно ДПМ, так и за счёт вынужденной генерации). Наконец, как показал опыт последних лет, штрафы к генерирующим компаниям за срыв сроков ввода объектов в эксплуатацию зачастую не применялись, то есть защита интересов потребителей не была обеспечена на должном уровне.

Перспективные механизмы обновления и строительства генерации в РФ должны удовлетворять двум основным условиям.

Во-первых, они должны быть конкурентными. Потребность в покрытии дефицита мощности или строительстве определённого вида генерации должна выставляться на открытый конкурс с целью минимизации затрат.

Во-вторых, должны быть предусмотрены требования по использованию локализованного оборудования и повышению технической и экологической эффективности (например, по снижению удельного расхода топлива, выбросов загрязняющих веществ). Логика такова: если генерирующие компании получают гарантированную выручку на особых условиях, то должен быть обеспечен синергетический эффект для экономики страны.

В этом плане новые механизмы стимулирования развития генерации в России недостаточно эффективны. Так, программа ДПМ ВИЭ не содержит стимулов к повышению КИУМ, а программа модернизации ТЭС – к снижению удельного расхода топлива и экологических эффектов.

«Энергия без границ»,
№ 1 (60) март – апрель, 2020

 

Подписывайтесь и следите за новостями и публикациями ИПЕМ в Телеграм-канале! 

 

Также по теме: