Публикации - Межотраслевые исследования

Юрий Саакян: Проблематика ВТО

Как повлияет вступление в ВТО на экономику и финансовую ситуацию в стране? Как участие России во Всемирной торговой организации отразится на пищевой промышленности и сельском хозяйстве? Чего ждут и опасаются в связи с вступлением в ВТО представители малого бизнеса и производители? И главный вопрос: «Будут ли российские бренды конкурентоспособны в условиях открытого рынка?»

Вступление России в ВТО: риски и положительные эффекты

Прежде, чем говорить о плюсах или минусах от вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), надо упомянуть, в чем, собственно, заключается сам процесс вступления. Формально он состоит из четырех стадий – от подачи страной заявки с предоставлением подробной информации о своей торговой и экономической политике до момента голосования за включение в ВТО нового участника. Но сама суть будущих изменений для вступающей страны закладывается на этапе получения одобрений на вступление от всех нынешних участников организации. А эти участники имеют полное право в обмен на свое одобрение потребовать определенных изменений в торговой, тарифной и т.д. политике России. Эти изменения закладываются в соответствующие двусторонние соглашения. Таким образом, для вступления в ВТО России необходимо заключить 151 соглашение. Что закрепляется в таких соглашениях? Закрепляются те или иные условия и изменения, которые делают вступление России в ВТО выгодным для конкретного участника. Скажем, Польша настаивает на отмене запрета на ввоз в Россию польского мяса, введенного по санитарно-эпидемиологическим соображениям в ноябре 2005 года, а США потребовали снижения ввозных таможенных пошлин на автомобили, поставляемые в Россию. То есть зарубежные производители хотят облегчить себе доступ на российский рынок. С другой стороны, идет борьба и за легкий доступ к российским сырьевым ресурсам. Например, Финляндия и Швеция резко негативно отреагировали на попытки России стимулировать развитие собственного лесопромышленного комплекса. Напомним, таможенные ставки на экспорт необработанной древесины из России были увеличены в несколько раз для стимулирования переработки дерева внутри страны. Реакцией на это стали заявления Финляндии и Швеции в духе «не видать вам ВТО с такими пошлинами». Возможно, нашлись и такие страны, которые дали согласие на вступление России в ВТО без выдвижения каких-либо требований. Однако по большому счету процесс согласования вступления – это процесс согласования 151 комплекта уступок со стороны России. И даже с учетом того, что эти изменения вступят в силу не сразу, а через несколько лет – так называемый «переходный период» – эффект от этих уступок для российской экономики будет, скорее всего, негативным.

Сторонники вступления России в ВТО говорят и о положительных эффектах, которые сулит российской экономике членство в международной организации. В их числе в первую очередь называется облегчение доступа российских производителей на внешние рынки. Не секрет, что в настоящее время в отношении российского экспорта действует 97 ограничительных мер в 18 иностранных государствах, что значительно затрудняет жизнь российским производителям. Однако это не касается экспорта из России сырьевых товаров: подавляющее большинство ограничений касается промышленной продукции – например, металлопроката и металлических изделий, а также минеральных удобрений.

Иными словами, ограничительные меры способствуют сохранению сырьевой направленности российской экономики. И вот от этих ограничений нас и должно избавить вступление в ВТО, что, по разным оценкам, сулит в ближайшие несколько лет выгоду порядка $15-20 млрд.

Однако в мировой практике существуют и другие меры защиты внутреннего рынка, которые не регулируются в рамках ВТО – различные технические и санитарные стандарты, экологическая сертификация и другие обязательные требования. Эти меры прекрасно отработаны и успешно применяются во многих странах, поэтому нет никаких оснований считать, что после вступления в ВТО все ограничения на российский экспорт мгновенно исчезнут. Россия, в свою очередь, не сможет дать «симметричный ответ» и обеспечить эффективную защиту отечественных производителей в случае засилья, например, китайского импорта, так как возможности таможенного регулирования и количественно- го квотирования в рамках ВТО будут сильно ограничены, а иные меры защиты у нас еще не развиты.

Таким образом, вступление России в ВТО сопряжено с реальными и очень серьезными рисками для российской промышленности.

Давайте посмотрим правде в глаза – для наших потенциальных «партнеров» по ВТО нет ни одной причины способствовать развитию в России наукоемкой промышленности, производящей конкурентоспособные товары с высокой долей добавленной стоимости. Все, что нужно промышленности любой страны – это по возможности дешевые ресурсы, и по возможности беспрепятственный доступ на свободный и емкий рынок сбыта своей продукции, которым может стать Россия.

Основная неприятность сложившейся ситуации заключается в том, что процесс вступления и заключаемые в его рамках соглашения окутаны завесой тайны. Частный бизнес в своей массе не только не может никак повлиять на условия соглашений с прочими странами- участниками ВТО – об этом нечего и мечтать. Однако даже условия уже заключенных соглашений публикуются очень отрывочно. В результате сложившегося информационного вакуума не только бизнес, но и научное и экспертное сообщества не имеют возможности осуществить независимые оценки суммарного экономического эффекта от вступления России в ВТО. Поэтому говорить о том, какие отрасли выиграют или проиграют еще рано, для этого нет достаточной информации. Хотя определенные тенденции, безусловно, можно выделить уже сегодня. Труднее станет тем предприятиям, которые опираются исключительно на внутренний рынок сбыта. Станет ли легче экспортерам – опять же, говорить об этом, не имея достаточной информации о со- держании заключенных соглашений между Россией и другими участниками ВТО, преждевременно.

С этой точки зрения тот факт, что процесс вступления России в ВТО постоянно затягивается, представляется весьма положительным. У российских предпринимателей появляется дополнительное время для подготовки к более жесткой конкурентной борьбе на внутреннем рынке. Но самое главное – пока процесс вступления не завершен, те самые 151 соглашение-уступка еще не вступили в действие. И у нас все еще остается некоторое время для того, чтобы выполнить максимально всесторонний и комплексный анализ возможных последствий вступления России в ВТО, и, главное, определить – положительным ли будет суммарный эффект от этого действия в ближней и дальней перспективе.

Вообще, необходимость вступления России в ВТО на данном этапе развития нашей экономики – вопрос очень неоднозначный.

Известный французский ученый, доктор экономических наук Жак Сапир еще в 2004 году хорошо обрисовал эту неоднозначность, и с тех пор ничего не изменилось: «…Надо констатировать, что сегодня, в 2004 году, более 80% российского экспорта составляют сырье и вооружение, то есть товары, которые не входят в компетенцию ВТО. Поэтому можно задаться вопросом: в чем состоит экономический интерес вступления России в ВТО? Я лично не вижу никаких экономических причин. Я вижу политические причины, законность которых я могу понять, но с точки зрения экономической, технической, только тогда, когда Россия диверсифицирует свою экономику, когда Россия перестроит свою промышленность, когда она будет способна экспортировать всю гамму товаров, только тогда у нее будут настоящие, экономические причины для участия в ВТО».

Юрий Саакян, генеральный директор ИПЕМ

Журнал "National Business"

Декабрь 2007 года