Публикации - Машиностроение

Юрий Саакян: Ресурс советского задела не безграничен

Интервью с генеральным директором Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрием Саакяном.

Юрий Завенович, можно ли назвать отечественное машиностроение на сегодняшний день конкурентоспособным?

По открытым данным (Росстат, Федеральная таможенная служба), сегодня продукция высокотехнологичных отраслей и машиностроения составляет лишь 7–8% от ВВП страны, экспорт продукции этих сфер вообще равен примерно 3%. Естественная рыночная ниша российского энергетического машиностроения находится на среднем уровне, то есть среднее качество и средняя цена. На данный момент, по расчетам ИПЕМ, доля российского энергетического оборудования на мировом рынке составляет около 2%. Нам все еще есть что предложить миру, однако с каждым годом отечественному производителю становится все тяжелее конкурировать как с мировыми лидерами энергомашиностроения из Западной Европы, Японии и США, так и с набирающими силу китайскими производителями.

Каковы пути повышения конкурентоспособности высокотехнологичных отраслей российской промышленности?

Одним из главных инструментов повышения конкурентоспособности высокотехнологичных отраслей промышленности, в том числе энергомашиностроения, является государственная поддержка собственных производителей, и этот инструмент активно применяется в развитых странах. Причем взаимодействие между государством и компанией ведется на протяжении всего цикла — от НИОКР до продаж оборудования за рубежом.

Отдельный и важный аспект господдержки — регулирование условий конкуренции между отечественными и зарубежными производителями на внутреннем рынке. В настоящий момент создание равных условий конкуренции только усугубит положение отечественных машиностроителей и ускорит увядание высокотехнологичных отраслей. И это не говоря о другом очень тонком моменте — национальной безопасности, уровень которой зависит и от способности страны обеспечивать себя требуемой продукцией самостоятельно, особенно энергомашиностроительным оборудованием. Необходима четкая политика государства, направленная на защиту наших производителей и обеспечение экономической безопасности страны, причем не на словах, а на деле. Сегодня, к сожалению, мы пока видим обратное.

Ситуация, в которой находится отечественная энергомашиностроительная отрасль, — сложная, и для выхода из нее потребуются значительные усилия. Я вижу три варианта повышения конкурентоспособности энергомашиностроения. Первый — это добровольная консолидация отрасли перед лицом нарастания неравной конкурентной борьбы с зарубежны- ми производителями. Второй — создание крупного единого заказчика, способного стать не только серьезным EPC- и EPCM-контрактором, но и проводником между рынком и деньгами государства, выделяемыми на НИОКР и поддержку отрасли. Третий — создание отдельными российскими производителями альянсов с зарубежными компаниями в надежде на постепенный трансферт технологий.

В чем заключается системная проблема энергетического машиностроения?

В «Стратегии развития энергомашиностроения Российской Федерации на 2010–2020 годы и на перспективу до 2030 года» системная проблема сформулирована как разомкнутость цикла инновационного развития отрасли, которая наблюдается на всех стадиях: от научных разработок до серийного производства и реализации продукции потребителям. Когда специалисты ИПЕМ исследовали текущее состояние отрасли, были выделены основные причины существующей проблемы — это резкое сокращение взаимодействия предприятий электроэнергетики и энергомашиностроения и недостаточный уровень государственной поддержки отрасли.

Инновации — это всегда риск, и в энергетике эти риски во всем мире, так или иначе, «страхуются» государством: оно дает деньги на НИОКР (как, например, в США на проект электростанции с полной утилизацией CO2) или рыночные преференции для инновационной энергетики, как это происходит с ветроэнергетикой в странах Западной Европы. У нас до недавнего времени государство не уделяло особого внимания таким вопросам.

В последние годы ситуация меняется к лучшему, появляются программы по финансированию и софинансированию НИОКР в этой сфере. Примером может послужить недавняя инициатива Минпромторга с выделением 29 млрд рублей на НИОКР в энергетическом машиностроении на период до 2016 года. Для сравнения: компания General Electric затрачивает на НИОКР только в секторе электроэнергетики примерно 1 млрд долл ежегодно. Поэтому сегодня становится особенно важно рационально распорядиться имеющимися ресурсами: деньги должны быть потрачены на технологии, необходимые рынку, а не на те, которые, например, быстро и легко разработать.

Каковы основные позиции принятой Стратегии развития энергомашиностроения на 2010–2020 годы и на перспективу до 2030 годов? Какие ожидаются результаты ее реализации?

Для решения системной проблемы энергомашиностроения в стратегии были предложены три сценария развития отрасли: эволюционный, инвестиционный и партнерский. У каждого сценария есть свои плюсы и минусы, однако предпочтение было отдано партнерскому варианту, как наиболее способствующему инновационному развитию. Данный сценарий предполагает развитие механизмов государственно-частного партнерства в части разработки и передачи инновационных технологий энергомашиностроения в электроэнергетику, привлечение электроэнергетических компаний и новых инвесторов, в том числе частного капитала, к участию в реализации инвестпроектов в сочетании с усилением их роли в выработке и принятии решений.

По оценкам Минпромторга России, прогнозный объем финансирования мероприятий стратегии за период до 2020 года в ценах соответствующих лет за счет всех источников финансирования оценивается в размере 157,37 млрд рублей, в том числе за счет средств федерального бюджета — 22,33 млрд рублей и внебюджетных источников — 135,04 млрд рублей. На период с 2021 по 2030 год — 155 млрд рублей, из них 15,6 млрд рублей за счет бюджета и 139,4 млрд рублей из других источников.

Реализация стратегии должна позволить энергомашиностроению снизить износ основных фондов, ликвидировать технологическое отставание от мировых лидеров и удержать долю проектов энергоблоков с использованием зарубежной продукции на уровне 10–15%. Ожидается и рост экспорта энергетического оборудования российского производства, что в результате позволит контролировать к 2030 году около 15% мирового рынка энергомашиностроительной продукции.

Также в рамках стратегии планируется формирование эффективной системы подготовки высококвалифицированных кадров, а на базе участников энергомашиностроительного рынка предполагается создание не менее пяти консорциумов по комплексному решению отраслевых вопросов и реализации приоритетных инвестиционных проектов.

Расскажите, пожалуйста, о перспективах развития энергомашиностроения. Какова, на Ваш взгляд, роль государства в поддержании машиностроительной отрасли.

К сожалению, тенденции очень тревожные: на внешних рынках российские энергомашиностроители практически не заметны со своими микроскопическими объемами поставок, но на отечественном рынке — «пока держатся». Но если так дела пойдут и дальше, то через 20–25 лет от российского энергетического машиностроения ничего не останется. Ресурс советского задела не безграничен. Иностранные компании идут на рынок с массовыми, апробированными решениями, с выгодными условиями по финансированию, лоббируют свои интересы через правительства своих стран.

Более того, в нашу страну приходят уже не только производители, предлагающие полный комплект оборудования и услуг по его обслуживанию, но и EPC- и EPCM-контракторы, которые для своих проектов выбирают продукцию зарубежного производства. И что важно отметить, чем больше вводов новых мощностей на зарубежном оборудовании и по иностранным лекалам, тем меньше желания у участников рынка покупать отечественное.

На мой взгляд, Россия не готова и к вступлению в ВТО. В ВТО вступают, когда промышленность страны на подъеме, для того, чтобы помочь ей работать на мировых рынках. Наши нефть, газ и иное сырье пользуются там спросом и без ВТО. А наши «лады» не могут конкурировать с «тойотами» и «фольксвагенами», что с ВТО, что без. Мы просто открываем рынок для продукции зарубежной промышленности, и как заметил Председатель Правительства РФ В. В. Путин: «Рынок денег стоит, а мы его бесплатно отдаем». Речь тогда, кстати, шла как раз об энергомаше. В результате у государства может не остаться почти никаких других легальных инструментов господдержки отрасли, кроме финансирования НИОКР.

Журнал "Академия Энергетики"

Февраль 2013 года