Публикации - Электроэнергетика

Электроэнергетика сегодня: конкуренция без конкурентов?

На протяжении последних 15 лет электроэнергетика является объектом экспериментов по развитию конкуренции: сначала проводилась структурная реформа отрасли, а последние 5 лет проводится «тонкая настройка» рынка электроэнергии. Целью реформирования были провозглашены привлечение инвестиций, создание рыночных отношений и прозрачной конкурентной среды в тех секторах отрасли, где это возможно и, как следствие, снижение цен для потребителей, повышение надежности энергоснабжения, а также устойчивое развитие экономики в целом. Сейчас декларируемые цели органов государственной власти и субъектов саморегулирования, ответственных за процессы, протекающие в электроэнергетике, примерно те же самые: частные инвестиции, надежность энергоснабжения и повышение прозрачности. А вот с конкуренцией вроде бы проблем уже нет. Попробуем разобраться, так ли это.

Оптовый рынок

Особенность электроэнергетики и главное ее отличие от всех других отраслей, где осуществлялись попытки развития конкуренции, заключается в непрерывности процесса производства и потребления электроэнергии, т.к. ее практически невозможно хранить. Именно этим обусловлена главная сложность развития конкуренции в данной сфере.

Тем не менее, выход, как это представлялось идеологам реформы, был найден. Законодательно было установлено ограничение на совмещение деятельности по передаче электрической энергии с деятельностью по ее производству и купле-продаже, т.е. на совмещение естественно-монопольных и конкурентных видов деятельности. Фактически была осуществлена попытка реализации конкуренции не за потребителя, но между поставщиками, в том числе потому, что персонифицировать связь между производителем и потребителем невозможно. 

В контексте развития конкуренции в качестве потенциально конкурентных секторов были выделены производство электроэнергии (оптовый рынок электроэнергии и мощности (ОРЭМ)) и ее сбыт (розничный рынок электроэнергии). Во-первых, необходимо отметить, что попытка создания конкуренции на оптовом рынке наткнулась на препятствие в виде наличия изолированных энергосистем и слабых межсистемных связей с некоторыми из них. Поэтому рынок как таковой был создан только в ценовых зонах, в то время как неценовые зоны полностью остаются под тарифным регулированием.

Однако давайте посмотрим, существует ли на самом деле конкуренция, способная влиять не только на рынок, но и на цены, хотя бы в ценовых зонах. Классическим и основным обязательным условием наличия конкуренции на любом рынке является отсутствие доминирования, или множество продавцов и покупателей.

В результате реализации реформы в секторе генерации, где предполагалось создание конкуренции, возникла достаточно дробная структура рынка электроэнергии. Самые высокие доли на рынке (из расчета доли в общем производстве электроэнергии) занимают государственные компании Росэнергоатом и РусГидро: 16,6% и 7,5% соответственно. Доля каждой выделенной из РАО «ЕЭС России» тепловой ОГК и ТГК на момент реорганизации не превышала 6%.

Наиболее простым способом оценки рыночной концентрации (отсутствия доминирования) является хорошо известный экономистам индекс Херфиндаля-Хиршмана, который рассчитывается как сумма квадратов рыночных долей (в процентах) всех субъектов рынка в общем его объеме и отражает распределение «рыночной власти» между всеми субъектами данного рынка.
    

где S — выраженные в процентах доли энергокомпаний в выработке или по установленной мощности.
Индекс может принимать значение от 0 до 10 000. По значениям индекса обычно выделяют четыре типа рынков:
I – HHI меньше 1000. Рынок оценивается как неконцентрированный (или низкоконцентрированный), велик уровень конкуренции;
II – HHI больше 1000, но меньше 1800. Рынок рассматривается как умеренно концентрированный, однако уровень HHI выше 1400 рассматривается как некий предупредительный сигнал;
III – HHI выше 1800, но менее 5000. Рынок считается высококонцентрированным, что позволяет сделать вывод о слабой конкуренции и возможном присутствии на данном рынке доминирующих фирм;
IV – HHI превышает 5000. Очень высокая рыночная концентрация, рынок в большей степени монополизирован.
 

Таблица 1 Уровень концентрация на рынках электроэнергии в ценовых зонах, 2011 г.


Ценовая зона
Индекс HHI
по объему производства электроэнергии по установленной мощности
1-я (Европа и Урал) 1465 1255
2-я (Сибирь) 2333 2338

Источник: ФАС России

Несовершенство условий для конкуренции усугубляется сложившейся исторически в силу экономико-географической целесообразности разбалансированностью территориального размещения различных типов генерации по ценовым зонам: в первой ценовой зоне (Европа и Урал) преобладает тепловая (в основном, газовая) генерация, во второй ценовой зоне (Сибирь) ведущую роль играет гидрогенерация. В совокупности с маржинальным принципом ценообразования, действующим на оптовом рынке, это приводит к естественному и ожидаемому перекосу: в разных ценовых зонах наблюдаются различные по своей сути картины доминирования, или, если точнее, различные возможности манипулирования рынком. В первой ценовой зоне все рычаги манипулирования сосредоточены в руках поставщиков, с оговоркой на то, что количество участников рынка достаточно велико, а значит, возможности для чрезмерного манипулирования ограничены. Во второй ценовой зоне основной простор для манипулирования имеется у крупных потребителей, число которых невелико, а доли на рынке, напротив, значительны. В результате в первой зоне средние цены стабильно выше, чем в Сибири, и колебания наблюдаются, главным образом, «в плюс». Во второй же зоне и средние цены ниже, и колебания наблюдаются преимущественно «в минус», вплоть до того, что иногда средневзвешенная цена по зоне оказывается равной нулю.

Однако для электроэнергетики оценка доминирования на рынке по стране в целом (и даже по ценовым зонам) является не совсем корректной ввиду наличия значительных инфраструктурных ограничений на перетоки электроэнергии.

Поэтому в 2007 г. по инициативе ФАС России были введены новые индикативные зоны антимонопольного регулирования — зоны свободного перетока мощности . Новые ценовые зоны, формируемые по границам зон свободного перетока мощности, определяют регионы рынка электроэнергии, на которых оценивается доминирующее положение поставщика. Масштаб рынка для антимонопольного регулирования в условиях существования всего двух ценовых зон был слишком велик и формировал искаженные индикаторы доминирования, поэтому количество зон для их определения было значительно увеличено.

На основании расчётов, проведенных по методике оценки рыночной концентрации по индексу Херфиндаля-Хиршмана, можно утверждать, что ни одна из зон свободного перетока мощности не является рынком с отсутствием доминирующего положения одного из участников. И лишь две зоны можно назвать рынком с умеренной концентрацией: зона № 8, соответствующая части ОЭС Урала, и зона № 25, объединяющая области Центральной России (см. Рисунок 1). Все остальные зоны являются рынками с высокой концентрацией (наличием доминирования), то есть такими рынками, на которых не действуют рыночные законы даже применительно к обычным товарным рынкам, не говоря уже про рынок электроэнергии, где производство товара совмещено по времени с процессом потребления.

 

Рисунок 1. Уровень концентрации на рынках электроэнергии по зонам свободного перетока, 2011 г
Источник: ФАС России

На розничном рынке электроэнергии ситуация еще занимательнее. С самого начала было непонятно, каким образом можно внедрить конкуренцию в рознице, где локальный монополизм особенно силён. Также было непонятно, за счет каких инструментов различные энергосбытовые компании будут конкурировать за потребителя: существующие на данный момент правила ограничивают деятельность энергосбытов в ценообразовании, и зарабатывать они могут только на сбытовой надбавке, поэтому ценовые условия, как и варианты оплаты у всех одинаковы. До 2012 года существовал спорный, но достаточно интересный механизм ценовой градации потребителей по равномерности их графика потребления — ЧЧИ (число часов использования мощности), которые впоследствии были отменены. Этот инструмент позволял энергосбытам, оптимизировавшим пул своих потребителей так, что ЧЧИ собственного закупочного графика было высоким, зарабатывать на разрыве в стоимости электроэнергии между оптом и розницей. В итоге, в отличие от зарубежных стран, опыт которых стал прообразом для нашей реформы и где энергосбытовые компании имеют возможность предложить потребителю различные «ценовые меню», российские энергосбыты просто не имеют возможности конкурировать за потребителя по цене. Добавим к этому сложность перехода потребителя от одного энергосбыта к другому, а также тот очевидный факт, что для любой независимой энергосбытовой компании в качестве бизнеса интересны только крупные потребители, которые давно разобраны, а мелкие потребители и тем более население воспринимаются скорее как обуза. Получается, для того, чтобы сделать вывод об отсутствии конкуренции на розничном рынке электроэнергии, даже математических расчетов проводить не нужно.

Другие инфраструктурные отрасли

На других крупных товарных рынках, в особенности в инфраструктурных отраслях, многие из которых унаследовали свою структуру от плановой экономики, ситуация с конкуренцией едва ли лучше, чем в электроэнергетике. В качестве примера рассмотрим ситуацию на рынке нефтепродуктов (Рисунок 2). В плановой экономике, от которой в наследство нам достались практически все мощности по переработке нефти, расчет был на то, что каждый крупный нефтеперерабатывающий завод (или группа НПЗ) самостоятельно должен обеспечивать нефтепродуктами довольно обширный регион. В современных условиях, несмотря на наличие нескольких компаний, между которыми поделен рынок нефтепродуктов, низкая территориальная диверсификация рынка приводит к локальной монополии НПЗ. Так, автозаправки в данном регионе, даже декларируемые как «независимые», на деле все равно зависят от какой-либо вертикально-интегрированной нефтяной компании — поставщика нефтепродуктов. Реальная же конкуренция даже теоретически возможна только в регионах с высоким потреблением нефтепродуктов и развитой инфраструктурой, чтобы транспортировка нефтепродуктов была рентабельной. Такими условиями может похвастаться, пожалуй, только Москва с относительно большим количеством населения, а, следовательно, и автотранспорта, и достаточно развитой системой доставки нефтепродуктов из соседних регионов. Таким образом, очевидно, что рынок электроэнергии — не единственный рынок, испытывающий сложности с наличием конкуренции, в первую очередь, по причине многолетнего развития страны в рамках плановой экономики.

 

Рисунок 2. Территориальная структура нефтепереработки в России
Источник: Эксперт

Зарубежный опыт

В то же время подобная ситуация с конкуренцией на рынках электроэнергии складывается и за рубежом. В частности, даже в Европе далеко не во всех странах развита конкуренция (Рисунок 3). Так, высока степень рыночной концентрации в Италии, Германии и Испании. Во Франции, Ирландии Португалии, Дании и др. рыночная концентрация также очень высока.

 

Рисунок 3. Концентрация на оптовом рынке электроэнергии в Европе.
Источник: EU Energy Markets in Gas and Electricity – State of Play of Implementation and Transposition

Следует отметить, что во Франции, где конкуренция фактически отсутствует, цены на электроэнергию являются одними из самых низких в Европе. Это подтверждает принцип, отраженный в определении термина «естественная монополий»: цены на электроэнергию не всегда непосредственно зависят от уровня развития конкуренции. В данном случае низкий уровень цен определяется в большей степени технологическими факторами и фактором рациональной регуляторной системы, чем состоянием конкурентной среды. На других крупных товарных рынках в Европе уровень конкуренции также невысок (Рисунок 4). Рассмотрим, например, розничный рынок газа. Фактически, только в Италии наблюдается умеренная концентрация, тогда как на, казалось бы, либерализованных рынках Великобритании, Германии, Нидерландов концентрация уже высокая. Причем, несмотря на присутствие на рынках нескольких игроков, большую часть рынка все же занимают крупные компании.

 

Рисунок 4. Уровень концентрации на розничном рынке газа в Европе
Источник: Capgemini

Выводы

Можно утверждать, что основная цель, которую ставили перед собой идеологи реформы электроэнергетики, а именно: создание конкуренции в тех секторах, где это теоретически возможно — реализована слабо. Однако не следует забывать, зачем вообще нужна конкуренция. Конкуренция — это не цель, а лишь средство обеспечения стабильных низких цен на электроэнергию. Причем потребителю не важно, каким образом эти цены образованы: в конкурентной борьбе или как результат грамотного государственного регулирования. Как показывает опыт Франции, поддержание относительно невысоких цен возможно и в ситуации полностью монопольного рынка, при условии эффективного управления.

В России же, следует признать, созданная система не решает проблем адекватной взаимосвязи между оптовым и розничным рынком. В результате даже снижение цен на оптовом рынке не приводит к понижению цены на розничном рынке, а ликвидация вертикальной интеграции и потеря эффекта масштаба в нелиберализованном электросетевом секторе вообще гарантированно ведет к повышению цен для конечного потребителя.

Российскому правительству, которое сегодня крайне озабочено вопросами ограничения роста цен на электроэнергию, вероятно, следует начать работу по данному вопросу именно с решения вышеуказанной проблемы, т.к. даже самая совершенная конкуренция сама с ней не справится. 

Александр Григорьев,

к.э.н., руководитель Департамента исследований ТЭК ИПЕМ

Аркадий Шафран,

эксперт-аналитик Департамента исследований ТЭК ИПЕМ

Вести в энергетике, ноябрь 2012 год